Чуткая, обаятельная, и немного эстетичная древесина

Шла сегодня в магазин. Решила сделать своему коту роскошный подарок — купить корма. А то этот волосатый мешок какашек, живущий у меня в доме, выглядел утром как-то слишком опустошенно. Всю ночь мой кот бился головой о дверь шкафа и пронзительно стонал, умоляя меня своими воплями: «Хозяйка, девочка моя! Пожалуйста, купи мне завтра пожрать. А то я уже забыл, как выглядит пища». А потом кошачий рёв тонко давал понять: "Оленька. Слушай! Завтра сочная сосиска должна лежать в моей миске — иначе я съем твоего папу!"
Проснувшись ночью, я объяснила коту, (газетой по морде) что еду клянчить нехорошо: мол «иди мышей лови, серая ленивая развалюха». В ответ на мою бессердечность голодный кот посмотрел на меня таким взглядом, от которого мурашки на теле затанцевали танго.
Казалось: еще один миг, и мой кот расплачется горькими слезами. Эти слёзы прожгут ковёр насквозь, а наша семья будет вечно гореть в аду. Потому что «жмоты проклятые — зверушку не кормят»!
Но сам рассказ, конечно же, не о грехах моего семейства. Просто я снова отвлекаюсь от темы. Ну, ничего... Придется, как всегда, назвать это «предысторией». Теперь, собственно, основная часть.
Иду в магазин. На дороге неравномерными кучами валяется рыхлый коричневый снег, смешанный с грязью и миниатюрными собачьими фекалиями. Матерящийся дворник бесстрашно размахивает своей лопатой в разные стороны. Этот дворник, кстати, с лопатой не расстается никогда — он вечно ходит, сгребая её в охапку. Ибо без неё он боится упасть и навсегда остаться горизонтальным. В общем, как и полагается — в стране счастливая весна. Ничто не предвещает беды. Поднимаю голову, и тут бац; беда появляется прям перед моими глазами: рост 1.87, глаза карие, зовут Ваня.
С этой бедой я знакома уже лет пять. Очень подозрительный тип. Сейчас немного о нём.
Иван Страмусов. 19 лет. Неудавшийся Петросян. Будущий медик. (Внимание, далее очень сентиментальный текст. Возьмите в руку носовой платок и следите за пальцем.) Этого несчастного юношу отверг черствый мир шоу-бизнеса, а комиссия в театральном институте хладнокровно заявила: «Ты — говно!»
Мне кажется, после этого случая Ваня возненавидел род людской и решил стать врачом. Тут уж никак не поспоришь — это был самый лучший и разумный способ отомстить всему человечеству.
Помню, однажды я разболелась. Звоню этому товарищу. Говорю: «Горло красное, кашель...» Не успела даже до конца рассказать, как Ваня сразу же определил:
— У тебя грипп! Выпей «Терафлю»!
У этого юноши потрясающие, обворожительные и удивительные способности к врачеванию! Наверное, даже если бы мне оторвало ногу, а из спины торчал дымящийся топор, Ваня всё равно стал бы утверждать, что это грипп, только в запущенной форме.
— Насыпь себе на раны «Терафлю»! — посоветовал бы этот идиот. — Побольше!
Но, пожалуй, не буду углубляться в мир фантазий. Перейду к не менее суровой реальности.

— Олька! Я сто лет тебя не видел! Куда идешь?
— В магазин. Надо котику «Вискаса» купить. Если хочешь, пошли со мной, — предложила я.
Ну, вы сами понимаете, я соскучилась. Мне хотелось вспомнить и послушать парочку шуток в стиле медика-придурка.
И вот. Я со своим спутником вошла в магазин. Мы сразу направились к отделу, где продают кошачий корм и презервативы. Хотя они тут совершенно ни при чем... Это я так, к слову...
Продавщицей оказалась бабушка почтенного возраста. Взглянув на неприветливую старушку, нельзя было даже примерно определить, сколько ей лет. Поэтому я для себя решила: эта бабушка — вечная.
Я мило обратилась к пожилой женщине:
— Здравствуйте. Дайте, пожалуйста, две банки «Вискаса».
— С каким вкусом? — почтенно осведомилась продавщица. — Тут есть с рыбой, с кроликом, курицей...
Внезапно Ваня, стоящий рядом, нервно и слегка наигранно дёрнул меня за куртку. И произнес:
— Я с любым вкусом съем. Только купи мне, пожалуйста, побыстрее!
Если Ваня взялся шутить, главное — не суетиться. Приступ юмора скоро пройдет. Можно спокойно постоять несколько минут,
не двигаясь, или молча перемножить в уме трехзначные числа. Только ни в коем случае не отвечайте и не подыгрывайте! Иначе Ваня запишет вас в в остроумные люди навсегда. А это смерти подобно.
Когда мой глубокоуважаемый товарищ не увидел поощрения с моей стороны, он прикрутил свой фонтан юмора. А я сообщила ему:
— Помолчи-ка. Ты че за бред вообще несешь?
— Ты дома не кормишь меня четверо суток. Дорогая, пощади! Я уже готов есть даже звериный корм. Только не наказывай меня, госпожа! — взмолился этот кретин.
Пожилая продавщица, кажется, поверила в то, что я — деспот, который мучает и морит голодом несчастного парня. Взгляд бабульки стал безжалостен и непреклонен. Она обратилась ко мне с укоризненным голосом:
— Господи! Да шош за молодежь-то пошла! А-ай, батюшки! Да шош ты, вероломная, с парнем-то вытворяешь?
— Если бы вы только видели, ЧТО она со мной вытворяет, — обратившись к боевой бабухе, пропищал Ваня. — У меня до сих пор шрамы на спине не зажили...
После этой фразы вид старушки стал неумолим. Казалось: вот-вот продавщица выпрыгнет из-за витрины и разорвёт меня на миллионы маленьких девочек.
В итоге: я краснею от незаслуженного стыда, бабка орет на меня во всё горло. А Ваня, этот гнусный паразит, стоит в углу и тихонечко посмеивается своим гадким голосочком. Я решила сдвинуть ситуацию с мертвой точки и попыталась перекрикнуть свихнувшуюся бабушку:

 

— Женщина! Вы просто не поняли! Мой друг — неподражаемый шутник. Уверяю вас, он сыт и здоров. Хотя здоров не совсем... В психическом плане. Но это уж точно не моих рук дело!
Бабка переварила данную ей информацию и неодобрительно посмотрела на нагло врущую свинью с православным именем Иван:
— Ты меня обманул? — беспощадным голосом отчеканила старушка-Бэтмэн.
— Нет-нет! — моментально развеял её сомнения Ванюша.
А потом, жестом показав в мою сторону, подлый «юморист» снова дал бесценную информацию для продавщицы:
— Эта девушка меня правда мучает! Она хитрая и очень-очень злая... Однажды, когда я её ослушался, она сломала мне четыре ребра...
Такого нахального и поразительного вранья я не слышала отродясь. Который раз уже убеждаюсь: в мужчине бесполезно искать душу - дерево, оно и есть дерево!
Серьезным и крайне обиженным голосом я произнесла:
— Прекращай этот цирк — или я уйду!
Удивительно, но мой безразличный тон сработал безукоризненно! Ваня (на какую-то долю секунды) даже попытался сделать умное лицо. Эта попытка, естественно, не увенчалась успехом, и мы бодрым шагом вышли из магазина.
А на обратном пути мой спутник вообще начал разговаривать как человек с почти здоровым мозгом.
Благодаря таким его стараниям, я изменила мнение о Ваниной душе. Теперь я считаю её не обычным бревном, а тонко организованной, чуткой, вполне эстетичной и даже немножко обаятельной древесиной... А ведь это уже можно считать превосходным концом для такой душераздирающей истории?


1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *