ЧЁРНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ: День Святого Валентина. *1*

XXI век. Воистину удивительное столетие: эпоха информационного общества, мир высоких технологий, который на удивление гармонично сосуществует с поверьями, черпающими свои силы из глубокой древности. Прагматичный, цинично настроенный к жизни человек с умилительной трогательностью рассказывает, что «в лесу его леший заплутал» или «если не будете спать — вас бабайка заберет», и многое-многое другое. И несмотря на все на это... 

***

Это был самый кошмарный день в году. Купидоны ненавидели его больше всего на свете. Только представьте себе: ради сохранения традиции «Дня всех влюбленных» им приходилось выходить на работу на полные сутки! В посланников Богов уже никто не верил. Люди в Единого Бога не все-то верят, что уж говорить про детей мифологии. Год от года необходимость в них становилась все меньше, за исключением 14 февраля. Каждый раз посланникам любви, тихо перебирая ругательства на всех известных им языках, приходилось вылезать из домов, менять удобные штаны и кофты на унизительные шортики с подтяжками. Вдобавок ко всем несчастьям, арбалеты с прицелом и пистолеты с любовными ампулами заставляли обменивать на древние луки и стрелы, которым было уже сто лет в обед! И все это ради сохранения традиции! И мало кого волновало, что в этой идиотской одежке холодно, а тетива лука так разболталась, что стрелы приходилось метать на манер копий. Главное — «сохранить дух праздника!»

Эразм тихонько парил на пожелтевших крылышках над главной аллеей Национального Парка. Эразм был не просто Купидон, а Заслуженный Купидон Священной Римской Империи! Только вот Империя уже не существует, а он все еще занимается сводничеством...
Жертва праздника прищурилась, выглядывая в толпе людей свою цель, тяжело вздохнула, поправила подтяжки и почесала толстое брюшко: только бы продержаться до конца дня. А там целый год на восстановление сил.

— Боги, это судьба! Эра, да ты никак еще поправился с прошлого-то раза!
— Это от стресса, Эрос, — не сказать, чтобы наш труженик был безумно рад видеть «коллегу по цеху», но вежливость не позволяла прогнать его пинками.
— Судя по количеству стрел в колчане — тебе чуть-чуть осталось?
— Да. Две стрелы под маркой «Намерение создать семью» и две стрелы «Романтика и душевность». Последние из разработок Вулкана. Стрелы строгой отчетности! Потеряю — голову оторвут, да еще и к Плутону в посыльные разжалуют!
— Сурово. Я слышал, что «Создание семьи» удивительно красивые, да?
— Ну смотри! — Эразм гордо достал из колчана две прекрасные тонкие, но поразительно крепкие стрелы, переливающиеся всеми цветами радуги.
— Произведение искусства! — восхищенно прокомментировал коллега и взглянул уже на лук товарища. — А вот с оружием тебе не очень повезло.
— Точно! Тетива абсолютно никакая! «Создание семьи» на нее даже не ложится!
— Ты просто не умеешь! Дай покажу!
— Не трогай!
— Да не упрямься ты!
Купидоны в небе над Национальным Парком так увлеклись потасовкой за лук со стрелами, что совершенно случайно дали натяжку тетиве. С веселым «дзынь», по абсолютно не солидарным с законами физики траекториям, редчайшая марка «Намерение создать семью» разлетелась в разные стороны, попав... Ну уж куда попало!
— Дурак! Ты что натворил! Как я теперь оправдываться буду?! Где мне их искать?! — Эразм схватил Эроса за подтяжки и панически размахивал им в воздухе, на манер повстанцев, поднявших белый флаг.
— Хватит... Меня... Трясти! Полетели искать! Я заметил, в каком направлении они должны были улететь! Там старая аллея, и обычно никого нет!
— Помчались скорее! Пока их кто-нибудь не нашел! Венера меня убьет! — захныкал Заслуженный Купидон Священной Римской Империи и полетел во все свои купидонские силы.

***

«И что значит „давай сделаем перерыв“?! Это она от меня устала, что ли?! И так теперь каждый раз будет, когда ей что-нибудь в голову взбредет?! Да я сам от нее устал! Готовить не умеет, дома бардак, рубашку — и то самому гладить приходится!» — молодой человек сердито пнул ни в чем не повинную пустую банку из-под «колы», оказавшуюся у него на пути. На улице было холодно, под ногами тихо скрипел снег. Старая парковая аллея выглядела, словно часть другого мира, в котором не было вечно спешащих куда-то людей. Даже влюбленные парочки, коих сегодня было огромное количество и которые так раздражали мужчину, здесь не попались на глаза ни разу.
Легкомысленная мелодия сотового телефона казалась безумно громкой в царящей вокруг тишине. Парень поморщился, узнав по звонку, что это кто-то с работы, снял с руки перчатку и включил гарнитуру.
— Алло.
— ...
— Иду уже. До начала рабочего дня еще целых двадцать минут!
— ...
— Хорошо-хорошо, — вздохнул он на возмущение невидимого собеседника.
— ...
— Я не раздражен.
— ...
— Нет, тебе кажется... — он мысленно взмолился кому-нибудь, кто готов его услышать, и засунул руки в карманы. Словно желая окончательно испортить настроение, погода ниспослала снег, который периодически со снайперской точностью падал аккурат за шиворот. Мужчина поднял воротник пальто, поежился и прибавил темпа. Единственное, что хоть немного улучшило его настроение, это темная смазанная фигурка впереди, спешащая под снегопадом ему навстречу. «Не одному мне хреново,» — заключил он с каким-то внутренним ощущением воцарения мировой справедливости.

***

«И что это значит — „я совершенно не уделяю ему внимания“? Я же работаю на благо его компании! Это ведь он хотел стать лучшим среди руководителей департаментов! А теперь он заявляет, что я с ним холодна?! Ласки ему, видите ли, не хватает! Романтики захотелось! А работать кто будет?! Как он себе представляет романтичную исполнительную секретаршу?! Я его не понимаю! И готовлю, и убираю, а ему все не то...» — молодая женщина на часы даже не смотрела: в любом случае она придет на работу вовремя. За несколько лет на ее счету не было ни одного опоздания. Ее репутация безупречна! И она считала это серьезным основанием для гордости. Хотя, судя по всему, ее молодой человек данное убеждение не разделял. Последние несколько месяцев он то и дело находил что-то, что ему не нравилось. И что бы она ни делала, он все равно, в итоге, оставался недовольным.
Молодая особа коротко вздохнула и вновь гордо расправила плечи: ну уж нет! Она не сдастся из-за такого! Раз он так хочет романтики, то пусть будет готов получить ее по полной программе!
Боевой настрой был немного потушен начавшимся снегопадом. Крупные хлопья снега бесшумно ложились под ноги, придавая старой аллее еще больше очарования. Молодая женщина остановилась на секундочку, улыбнулась, поправила шарф и вновь устремилась вперед. Лишь одно разрушало волшебное одиночество этого маленького мира — смутный силуэт, видимый сквозь сильный снегопад...

***

— Я еще не думал об этом, — тонкий аромат женских духов врезался в память, хотя и не отвлек от беседы. Сердце поспешило с одним ударом и опоздало со следующим. «Блин, вот, что значит начинать утро без кофе. Надеюсь, на работе еще осталось хоть немного...»

***

Она была настолько поглощена своими мыслями, что совершенно не обратила внимания на проходящего мимо человека. Лишь фрагмент чужой фразы: «я еще не думал об этом...», произнесенной приятным мужским голосом, зацепился за краешек сознания и остался там навсегда. На несколько ударов сердце немного ускорило свой ритм и вновь успокоилось. «Все из-за постоянного стресса. Надо сходить к кардиологу...»


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *