ЧЁРНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ: День Святого Валентина *7* The end

— Ты последнее время просто киллер-менеджер.
— Чего?
— Скоро к нам будут просто так приходить, только бы на твою «фирменную улыбку» полюбоваться.
— А ты все завидуешь, — хмыкнул Макс и поправил галстук. — В этом месяце я снова иду на звание лучшего консультанта. Тебе до меня, как до Китая ползком.
— И на нашей улице будет праздник, — огрызнулся напарник, доставая из шкафчика банку с растворимым кофе. — Тебе наливать?
— Нет, я эту бурду больше не пью.
— Неужели?
— Да, теперь только настоящий! 
— Батенька, да Вы жируете! — Макс пропустил и этот комментарий мимо ушей и на всякий случай проверил сотовый. Лиза никогда не звонила и не писала в течение рабочего дня, но надежда на то, что ему удастся исправить и эту ее черту, до сих пор не оставляла молодого мужчину. — Подружка должна позвонить?
— Не твоего ума дела, — отбрил его топ-менеджер и сам набрал номер девушки.
— Привет, что делаешь?
— Работаю.
— А я тебя отвлекаю, так? — он усмехнулся, пытаясь вообразить себе ее на рабочем месте.
— Именно. У тебя сейчас перерыв?
— Нет, просто пока нет клиентов. Вот и решил уделить тебе свое свободное время.
— Я тронута, — ее голос всегда звучал немного насмешливо, и все же молодой человек знал, как никто другой, что сейчас она говорила искренне.
— Я старался. Во сколько сегодня заканчиваешь?
— Скорее всего, в семь. У меня есть новости.
— Расскажешь сейчас? — на том конце трубки раздался какой-то шум, судя по всему, от нее снова что-то хотели.
— Нет, вечером. Извини, я занята. Потом поговорим.
— Хорошо, буду ждать.
— Я тоже.
Максим прервал вызов и убрал сотовый в карман пиджака. Забавно, но в течение всего разговора ему не составляло особого труда представить себе девушку: как она выглядит, рассеянно передвигает какую-нибудь мелочевку на столе, едва заметно улыбается. Единственное, что ему не требовалось вспоминать — это тонкие «нотки» ее духов. За все проведенное вместе время ему стало казаться, что этот свежий, немного с кислинкой запах стал частью его самого.
— В зале появился народ, идешь?
— Да, сейчас.
Макс глубоко вздохнул и направился на рабочее место.

Лиза проводила очередного страждущего и вновь погрузилась в свои мысли. На столе перед ней лежала коробочка с заказанными линзами. Врач объяснил, как правильно пользоваться ими и как нужно ухаживать, дал все необходимые рекомендации. И все-таки она до сих пор сомневалась: а стоит ли?

Но, честно говоря, сейчас причиной ее апатии были не вопросы по смене имиджа, а простой телефонной звонок. Ну что она могла поделать, если голос Максима гипнотизировал ее так же, как мудрый Ка-а бандерлогов? Так сложилось с самой первой встречи: ей было абсолютно неважно, что он говорил, главное слышать его. Может, для кого-то это и покажется странным, но для нее это было чем-то крайне необходимым.

— Елизавета Андреевна, там... Ой! А где Ваши очки?
— Даша? Извини, я просто попробовать...
— Вы решили линзы носить? Как здорово! Давно пора!
— Как-то не очень удобно в них... — Лиза растерянно посмотрела на себя в зеркало. Она уже давно отвыкла видеть свое четкое отражение без очков.
— Это поначалу! Вы очень скоро привыкнете!
— Думаешь?
— Уверена! — Даша бодро кивала головой и суетилась вокруг коллеги. — И даже не вздумайте вновь надевать очки!
— Ну, если ты так говоришь...
— Вот увидите, Вам самой тоже очень скоро будет казаться, что линзы — это безумно удобно! Вы домой-то идете? Время уже пятнадцать минут восьмого...
— Правда? Совсем не заметила, что уже так поздно.
— Вот-вот! Обязательно нужно, чтобы Вам кто-нибудь напоминал! А то вы здесь и до ночи останетесь, чего доброго!
— Нет уж, такого счастья мне не надо! — рассмеялась молодая женщина.
Через пять минут они уже спустились на первый этаж и поставили офис на сигнализацию.
— Смотрите, девчонки все гадают, чей это.
— О чем ты?
— Не о чем, а о ком! Вон, видите, у входа парень стоит? Уже как полчаса топчется. Кристинка все глаза проглядела уже!
— Какая Кристинка?
— Да из малой бухгалтерии! Которая в соседнем офисе!
— А-а, поняла, — рассмеялась Лиза и вновь перевела взгляд на объект пристального внимания женской половины офиса. На улице вновь начался снегопад, но парень продолжал упорно топтаться у входа в здание. Он действительно привлекал внимание: высокий, одет с иголочки, его и без того находящаяся в беспорядке золотистая шевелюра то и дело превращалась в нечто невообразимое под сильными порывами ветра. — Ладно, мне пора. До завтра, Даша!
— До свидания, Елизавета Андреевна!
Под пристальным взглядом младшего секретаря молодая женщина вышла на улицу и поспешила к изрядно замершему мужчине. Короткий диалог, она поправляет ему воротник пальто, и вот они уже идут вместе в сторону главного входа в Национальный Парк, чтобы потом через одну из многочисленных дорожек выйти на старую аллею.

— Ты чего так долго? Решила меня заморозить на память потомкам?
— Извини, пришлось задержаться. Много работы было.
— Могла бы и позвонить, — обиженно буркнул изрядно подмерзший Максим. — Ты чего без очков? На работе забыла, что ли?
— Нет, они мне просто не нужны.
— Это как? Резкое улучшение зрения?
— Не очень-то вежливо с твоей стороны, — притворно оскорбившись, пробурчала Лиза в ответ. — Я просто решила попробовать поносить линзы.
— Шутишь?
— С чего вдруг?
— Ну просто ты никак не поддавалась моим уговорам до этого! — Макс рассмеялся и взял ее за руку. — Здорово, что ты решилась.
— Не такое уж это и большое дело.
— И все равно здорово!
— Да, — она улыбнулась и вновь взглянула на мужчину. — Ты такой лохматый. Смотри, волосы уже почти до плеч отросли. Может, все-таки сходишь подстрижешься?
— Ни за что! — заупрямился парень. — Моя лохматость придает мне определенный шарм, или ты хочешь поспорить на эту тему?
— Даже не думала, — женщина вновь рассмеялась и покрепче сжала его руку. — А мне предложили место замначальника секретариата!
— Здорово! И что ты ответила им?
— Сказала, что еще пока подумаю.
— Да о чем тут думать? Это же такие возможности...
Они разговаривали обо всем на свете. И вот ведь странное дело: они были знакомы не так давно, но складывалось ощущение, что они вместе уже многие годы...

Заслуженный Купидон Священной Римской Империи тоскливо летел за парой, даже не надеясь на то, что сегодня вечером что-то изменится коренным образом...

Год спустя. 14 февраля.

— Ты серьезно уходишь в отпуск?!
— Да, я же сказал.
— В середине года?!
— Летом у нас не получилось никуда съездить, а на зимние праздники Лиза была слишком занята. Поэтому решили устроить себе каникулы сейчас.
— И начальство так просто согласилось?
— Да у него не было других вариантов! Кто захочет терять столь ценного сотрудника?
— Макс, твое самомнение не знает границ.
— Мужики, вы мне просто завидуете. Ладно, я пошел, увидимся через две недели!
— Хорошо отдохнуть, — пожелал ему вслед Пашка и уставился в окно. — Серег.
— Чего тебе?
— Как думаешь, когда он покинет наш клуб «холостяков»?
— Понятия не имею.
— А это Лиза, что ли?
— Где?
— Вон, у входа, видишь?
— Она постриглась что ли...
— С длинными было лучше.
— Да тебе какая разница. Иди, работай.

— Почему опять без шапки?! — Макс строго взглянул на смеющуюся девушку.
— Да тут от офиса до тебя добежать всего ничего. Отпустили? — она с нетерпением поглядывала на молодого человека, ожидая ответа.
— Могла бы позвонить и узнать...
— У меня сотовый сел, ну так что?
— Да, мне дали две недели отпуска! Так что мы едем в теплые страны!

— Ура-а!!! — Эразм был рад больше всех. Он уже год таскался за ними в этом дурацком купидонском наряде, потеряв всякую надежду на счастье в своей жизни. А тут такой подарок судьбы. — Я еду в теплые страны, я еду в теплые страны! Да, есть в мире справедливость!

***

В резиденции богини Венеры.
— Слушай, у тебя эти стрелы уже год валяются. Отдала бы их какому-нибудь Купидону! Глядишь, одной счастливой парой на свете стало бы больше.
— Не могу, — отмахнулась от Вакха Богиня. — У них уже есть хозяин, просто он сейчас несет наказание за то, что потерял их.
— И ты до сих пор ему ничего не сказала? Ты жестока.
— Ничего подобного. Думала вернуть ему их через месячишко другой, но он так увлекся своей задачей «создать крепкую семейную пару», что мне даже не захотелось его отвлекать. Зато эти ребята запомнятся ему на всю жизнь. Они ему как дети родные будут.
— А оно ему надо? — хмыкнул покровитель празднеств и потянулся за амфорой с вином.
— Душевное родство с подопечными очень важно в нашей работе! Как можно заниматься столь тонкой материей, как «любовь», не вкладывая в это душу?
— Радость моя, этими вопросами заведуешь ты, так что меня даже не спрашивай! — хохотнул главный виноградарь Римской Империи. — Где он их потерял хоть?
— Не поверишь. Приладил их к тетиве в парке, чтобы проверить исправность лука, да ни фига не прицелился! Вот одна и угадила в орешник, а другая в березу. Хорошо, что я вечером там проходила, а то точно кто-нибудь себе прикарманил бы.
— Как же он их так искал, раз не увидел торчащими в деревьях? — поразился Вакх и оторвался от чарки с вином.
— Да что ты хочешь от них, — тяжело вздохнула Венера и потянулась за золотым гребнем. — Старые они уже, зрение подводит. Вот и не увидели.
— Воистину, любовь слепа! — заржал Вакх, схлопотав за свою шутку золотым гребнем в лоб.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *