Диета {8/9}

VIII. Терзания.

Проявив удивительные склонности к самоконтролю, Алина удержалась и не набросилась на Цаллагова, пока тот был без сознания. Вместо этого девушка осторожно выбежала из «Парадиза» через черный вход и отправилась к себе домой.
Следующие три дня стали самым тяжелым испытанием в жизни Соловьевой. Одолевающее ее жжение не затихало ни на минуту, а только увеличивало свою силу. Поедание кошек и собак больше не давало никаких результатов. Мелкие животные теперь вызывали у Алины рвоту. Девушка старалась не пересекаться ни с кем из людей, чтобы не наброситься на них. Большую часть времени она просто сидела в своей комнате и плакала, обхватив руками колени.
На фоне голода и постоянного стресса у Алины начались панические атаки. Вместе с ними пришла и бессонница. Если раньше, заснув, Алина хоть как-то справлялась с болью в желудке, то теперь она лишилась и этой радости.
Каждый день Соловьевой приходило несколько смс-сообщений от Цаллагова. Ян извинялся перед ней за свое поведение и умолял вернуться на работу, но Алина игнорировала босса, проклиная и знахарку с ее зельем, и свою новую фигуру, и работу в «Престиже». Не отвечала она и Диме, который названивал ей через каждые пять минут. Но все это не могло продолжаться вечно...

— Что ты тут делаешь? — на четвертый день своего пребывания в комнате Алина услышала, как кто-то открыл ключом дверь.
Девушка вздрогнула и увидела Катю. Соловьева-младшая стояла на пороге с подносом, на котором были чай и тарелка с бутербродами. Алина невесело усмехнулась тому, что ее наивная сестренка и представить не могла, насколько промахнулась с выбором продуктов.
— Лежу, — глухо ответила рыжеволосая бедняжка.
— Алин, я волнуюсь за тебя, — призналась Катя, — родители в командировке, с тобой что-то происходит... Я не знаю, что мне делать.
Девочка была близка к тому, чтобы расплакаться.
— Со мной все хорошо, — заверила сестру Алина, — оставь бутерброды и выйди, пожалуйста.
Но Катя и не думала уходить. Поставив тарелку на стол, она присела рядом с сестрой и нежно обняла ее за плечи:
— Алин, ты можешь мне все рассказать...
Соловьева-старшая отшатнулась от Кати, как от прокаженной. Приятный запах теплого девичьего тела пробудил в ней зверский аппетит. Жжение возросло в несколько раз, в животе заурчало от голода. Алина посмотрела на сестру и увидела, как на ее шее бьется маленькая венка. Чтобы не застонать от голода, девушка была вынуждена прикусить нижнюю губу.
— Катя, уходи! — из последних сил процедила Алина.
— Я там кино скачала. «Сербский фильм» называется. Говорят, «мясо» страшное... Не хочешь посмотреть?
Упоминание мяса окончательно добило Алину. Она вскочила на ноги и бросилась к выходу из квартиры.
— Ты куда?! — растерянно крикнула Катя, но ответом ей послужил звук захлопывающейся двери...

Быстро спустившись по лестнице, Алина выбежала на улицу. Поначалу ее ослепил солнечный свет, но, моргнув несколько раз, девушка увидела Диму, сидевшего на лавочке перед ее подъездом.
— Да вы издеваетесь... — прошептала Алина.
А Дима тем временем уже поднялся на ноги и подбежал к ней. Первым делом парень крепко прижал любимую к себе, а потом покрыл ее лицо нежными поцелуями. Алина постаралась не дышать, но аромат живой плоти все равно проник в ее ноздри. Еще крепче прижавшись к Диме, Алина поняла, что больше не может бороться. Она поддалась своим инстинктам...
— Почему ты сбрасывала мои вызовы? — спросил Рябогин.
— Дим, а пошли к тебе, там я все и объясню, — предложила Алина, плотоядно облизнув свои пересохшие от волнения губы...


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *