Диета {9/9}

IX. Еда.

Заперев дверь своей квартиры, Дима вопросительно посмотрел на Алину. Четыре последних дня были тяжелым испытанием не только для Соловьевой, но и для Рябогина. Парень неустанно ломал себе голову, почему Алина бросила его в «Парадизе», а потом сбрасывала звонки, и он рассчитывал получить все ответы.
Но Алина не могла рассказать любимому правду. Вместо этого она сняла с себя майку и игриво посмотрела парню в глаза.
— Может, сначала стоит разобраться? — нахмурился Дима.
Не говоря ни слова, Алина отрицательно покачала головой. Сделав пару шагов вперед, она прижалась к Диминой груди и обвила его шею своими руками.
— Да что с тобой? — усмехнулся Рябогин, впрочем, не пытаясь скрывать то, что происходящее ему нравится.
— Я просто очень тебя хочу... — прошептала Алина.
Услышав такое, Дима выбросил из головы все мысли о сброшенных звонках и начал раздеваться. Когда с одеждой было покончено, парень прижал Алину к себе и нежно протянул, глядя в ее глаза:
— Я так тебя люблю...
— А я тебя... — ответила Алина дрожащим от волнения голосом.
Дима не обратил никакого внимания на незначительные перемены в поведении девушки, и это стало его роковой ошибкой. Рябогин блаженно улыбался, пока Алина целовала его в шею, а уже через несколько мгновений девушка вцепилась в нее своими острыми зубками, вырывая из тела парня небольшой кусок плоти.
— А-а-а-а! — истошно завопил Дима.
Но Алину ничуть не смутили его крики. Она полностью доверилась инстинктам и утратила контроль над своим телом. Укус, еще укус... Дима попытался вырваться из цепких объятий любимой, но Алина вонзила в его беззащитный живот заранее припасенный нож. Дима захрипел, его тело обмякло, и уже никто не мог помешать Соловьевой спокойно завершить свою трапезу.
К моменту, когда она насытилась, тело Димы было обглодано более, чем на половину. Со стороны все это являло собой весьма жуткую картину: симпатичная девушка в бежевом лифчике, с ног до головы перепачканная кровью, но продолжающая безумно улыбаться, и изуродованное тело парня, лежащее возле ее ног.
Голод отступил, и Алина снова смогла здраво осознавать происходящее. Осмотревшись по сторонам и заострив особое внимание на своем животе, раздувшемся от юношеской плоти, она страшно закричала и...

— Девушка, вам помочь? Девушка, с вами все в порядке? Вы слышите меня?
Алина застонала и приоткрыла глаза. Первым, что она увидела, стала незнакомая женщина, протягивающая ей руку.
Алина поднялась на ноги и осмотрелась. Она стояла посреди огромной лужи грязи недалеко от кафе, в котором когда-то так любила сидеть с Димой. Догадка пронзила мозг Соловьевой.
— Какое сегодня число? — спросила она у женщины.
— 15-е октября, — растерянно ответила та, — девушка, может, в больничку?
— Не надо, не надо больнички! — радостно прокричала Алина. Она вспомнила, как после ссоры с Димой из-за диеты выбежала из кафе, после чего споткнулась о корягу и упала в грязь, при этом ударившись головой. — Все это мне причудилось! Все это было не по-настоящему!
Радости Алины не было предела. Женщина покрутила пальцем у виска. Девушка в грязном платье, прыгающая в центре города и кричащая что-то невразумительное, по понятным причинам не внушала ей доверия. Но Алине было не до сердобольной незнакомки. Быстро поблагодарив ее, она бросилась в сторону кафе.
Дима все еще сидел за столиком номер 8 и угрюмо жевал огуречный салат, который заказала Алина. Лера Демидова и Ян Цаллагов были за соседним столиком и обсуждали последние пункты контракта. Алина подбежала к Диме и села на свое место.
— Господи, что с тобой? — Рябогин изумленно округлил глаза.
— Неважно... Это совершенно неважно... — выпалила Алина. — Дима, я так тебя люблю. Прости меня за все, что было.
— Да я и не думал злиться! — пожал плечами Рябогин. — Зай, а я уже съел твой салат... Может, закажешь что-то еще?
— Конечно, закажу! — фыркнула Алина. — Официант, мне тарелочку оливье, большую порцию жюльена и три эклера.
— Малыш, с тобой точно все хорошо? — расхохотался Дима, будучи не в силах поверить во все происходящее.
— Я ужасно соскучилась по нормальной еде! — призналась Алина. — Официант, а давайте лучше четыре эклера.
— Неужели ты поняла, что я всегда буду любить тебя такой, какая ты есть? — поинтересовался Дима, с нежностью глядя на девушку.
Алина кивнула головой.
— Больше я это никогда не забуду, — подтвердила она.
Дима радостно вскрикнул и сжал девушку в своих объятиях. В этот момент во всем мире не было никого счастливее этих двух молодых ребят, сумевших разрешить все свои противоречия.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *