Ночное кладбище (часть 1)

— Ребят, я адекватный, городской человек. Я не собираюсь ходить с вами по селу, ряженный, как чокнутый и колдовать.
— Вань, во-первых, ты когда и не ряжанный выглядишь, как кретин. А во-вторых, не колдовать, а калядовать. Влад, пошли, что с него толку.
— Да подожди! — крикнул Влад. — Вань, пошли. Блин, бесплатные конфеты, деньги и...
— Ой, какие там деньги, — перебил я. — Тридцать рублей с пятидесяти домов.
Влад покачал головой:
— Не правда. Вот в прошлом году я с Андрюхой калядовал, так мы, блин, семьсот рублей насобирали.
— Ой, что гонишь, — начал было Ванька, но Влад его резко оборвал:
— Заткнись. Ты был там со мной? Не был. Вот и молчи.
Я стоял и смотрел на них. Что-то мне подсказывало, что Владик врет. Но меня начало это забавлять: вечер, на улице темно, снежок, передо мной два друга. Почему бы и не пуститься в эту глупую авантюрку?
Я посмотрел на свой дом, затем на ребят и ответил:
— Ладно, черт с вами, я иду. Что там одевать надо?
Ванька с довольным видом достал из своего огромного, несуразного пальто пачку сигарет и закурил, а Влад просиял и сказал:
— О, да что угодно! Лишь бы тебя не узнали и чтобы ты был похож на идиота.
— Да он и так, — буркнул Ванька.
— Сиди, молчи, — ответил я. — Пока эта лавочка не стала твоим последним пристанищем.
Ванька неопределенно махнул на меня рукой и выронил сигарету на снег. Бумага мгновенно посырела и сигарета стала негодной.
— Покурил, — с досадой сказал Ванька. — А сигарет больше нет!!
Влад посмотрел на него, как на сугроб, думая о чем-то, затем выдал, обращаясь ко мне:
— Вань, а давай оденем тебя снегурочкой.
— Кем? — я аж поперхнулся.
— Снегурочкой. У меня дома есть парик женский, сапоги женские, синее пальто. Наденем на тебя это всё. Губы накрасим, щечки подрумяним. Дождик и блестки повесим на пальто. У тебя вон фигурка какая, как у девушки.
Ванька подозрительно посмотрел на него и сказал:
— Влад, а я давно знал, что ты его хочешь, просто виду не подавал.
— Ва-а-ань, — ответил Владик с сильнейшей укоризной. — Что ж ты всех людей по себе судишь?
— Так! — я решил положить конец этому дебилизму. — Молчать. Я согласен. Одевайте меня хоть в проститутку. Идемте.
Ванька встал с лавочки и мы пошли к Владу, перевоплощать меня из горячего мужчины в ледяную женщину.

— Владька, — спросил по дороге Ваня. — А ты вообще кто сейчас? Я так и не пойму.
— Я Джек-воробей.
— Джек кто?
Я рассмеялся и добавил:
— Капитан Джек-воробей.
Ванька фыркнул и сказал:
— Тю, из него такой капитан, как из меня хирург.
Вообщем, весело оставляя позади дорогу, мы дошли до дома Влада. Около получаса мы провозились с моим нарядом, и когда всё было
закончено, Влад от души расхохотался и сказал:
— Девушка, а что вы делаете сегодня вечером?
— Ну, я же говорил, — презрительно сказал Ванька и вышел на улицу.
Я поправил шапочку на голове, сделал высоким голос, как у девушек и сказал:
— Пошли, гомосексуалист.
— Пошли, — Влад продолжал ржать.
Мы вышли на улицу. Снег хлопьями укрывал село. Было тепло и безветренно.
— Красота, — сказал я.
— И не говори, — отозвался Ванька. — Зима. Люблю зиму.
— Ладно, пошли, — Владик бесцеремонно нарушил святую идиллию.
И мы двинулись в путь.
Я спросил задумчиво:
— Ребят, а что говорить-то надо?
— Ну, как что? — сказал Ванька. —
Калидын, калидын,
Я у батьки один.
Меня батька послал,
Чтоб я денег достал.
— Чего-чего? — я откровенно удивился. — Я такой бред говорить не буду. Даже не думайте.
Владик с обидой ответил:
— Вань, это же праздник. Так все калядующие говорят. А что ты хочешь сказать хозяину? Здравствуйте, я калядую, несите конфеты и деньги? Так?
— Да нет, — стыдливо ответил я. — Просто этот стишок по-идиотски звучит.

Пока мы так болтали, мы дошли до сельского кладбища.
— Ребят, а на фига мы сюда пришли? — спросил я.
— Ну, — замялся Влад. — Шли, шли и пришли.
— Какая содержательная беседа, — вставил Ванька.
Мы не совсем близко подошли к погосту и издалека он казался несуразной кляксой на снегу. Снегопад потихоньку иссякал и мы стали различать кресты и оградки. Было довольно-таки жутко.

— Короче, — заявил Ваня. — Пошли отсюда.
— Тихо, — ответил Влад. — Слышишь? Там, кажется, кто-то есть. Не, точно, есть.
Владик перешел на шепот:
— Парни, айда, посмотрим.
— Киреев, — так же шептал Ванька, — Какое, на хрен, посмотрим? Имей совесть.
— Что совесть? — недоуменно спросил Влад.
— Имей, — буркнул Ванька.
— В смысле? — спросил тот.
Я хмыкнул и шепнул:
— Блин, вы можете говорить о чем-нибудь, кроме секса?
— Молчи, снегурочка, — сказал Владик, хихикнув.
— Идиоты, — прошептал я.
Вдруг, со стороны кладбища раздался хрип. Было слышно, что хрипел не подросток.
Продолжение следует...

Автор: «Зайцевость»

Продолжение: http://1001rasskaz.ru/nochnoe-kladbishhe-2.html


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *