Пишите письма

Истории уже несколько лет. Потому я понимаю, что многим удивительно, что когда-то письма были бумажные, а не электронные... 

Была у меня в те времена подруга. Девушка с определенными странностями в поведении и мышлении. И вот она влюбилась. В парня из нашей компании. Почему-то именно меня она выбрала на роль слушателя «а ты видела, как он посмотрел?», а затем и соучастника, когда, вызвав на улицу в 8-м часу вечера, сообщила:

— Я Вовке написала письмо! Пойдем его ему в ящик закинем.

— Отправь по почте, — начала я и тут же замолчала, увидев сей шедевр. Декоративный розовый конверт, без адреса, зато с прорисованными фломастерами сердечками и ромашками. На месте адресата значилось: «Любимому». — Ну ладно, пошли, чего уж там.

Как мы тайком пытались проникнуть в подъезд принца, который защищал домофон, как злой дракон — история печальная и отдельная. Набирая номера квартир наугад и прося: «Откройте, мы ваши соседки», мы ржали и слушали, как, в каких местах и позах они имели таких «соседей». Очень недоверчивые люди.

Идти вслед за входящими нам было стыдно. Наконец, наплевав на скромность, мы вломились за бабкой и собачкой в крепость. Псина была истинной обитательницей этого дома — пока неслись по этажам, нас от души обгавкали.

Но вот внизу все затихло, а мы, подхихикивая и подталкивая друг друга, спустились обратно. Вова жил на первом этаже у лифта, а почтовые ящики (4 штуки) всей площадки размещались между квартирами, сцепленные между собой. Подниматься на пол-этажа, где висели остальные, было не нужно.

— Ну, давай! — поторопила я. План был такой: как бросим письмо, я позвоню Вовке на телефон и предложу проверить ящик. За его выходом и несомненной радостью от находки мы планировали следить с верхних этажей.

— Сейчас, — подруга романтично поцеловала конверт, оставив ужасный след помады фиолетовых тонов, и щедро обрызгала духами, которые мне сильно напомнили освежитель для туалетов «Ландыш». Мы поднялись на пару этажей, и я стала набирать номер.

— Вов, привет, — я совершенно не знала, как начать разговор. Хотелось ржать. А еще домой и жрать. — Ты сегодня Леську не видел? А то не дозвонюсь...

— Нафиг мне видеть эту дуру ненормальную? — ёмко начал он. — Небось опять какую-нибудь тупость затевает. Ладно, Диан, потом созвонимся, я щас с девушкой

.

Динамик у меня был великолепный, Леся услышала о себе много для нее нового, но, если честно, справедливого.

— Пошли доставать «какую-нибудь тупость»? — вздохнула я. С гордым выражением лица, она спустилась за мной. И изрекла:

— Ну ничего, завтра ему перед окнами «Вова — урод!» напишу!

— Это уже без меня, — я не выдержала и заржала на весь подъезд.

Через 5 минут оказалось, что наши руки не пролазят в щель наверху, а снизу замок не открыть никак. Розовое воняющее чудо насмешливо смотрело за нашими стараниями сквозь дырочки.

— У тебя в прическе нет шпилек? — осведомилась подруга, будто не замечая мои гладкие распущенные волосы.

— Как в фильмах вскроем

.

— Значит, нужно что-то липкое туда опустить и потянуть... — она правильно оценила мой жест и молчание. — У тебя с собой скотча или клея нет?

— Блин, в следующий раз втягивай в свои авантюры школьников, у них в ранцах этого добра дофига!

Подружка стала изучать свою сумку.

— А что если прокладкой? Там есть липкая полоска...

Сказать, что я смеялась, глядя на ее подготовку к этой операции, это ничего не сказать! Но вот одно неловкое движение — и ее «удочка», взмахнув крылышками, летит — падает в ящик.
— Ну, это... Доставай хоть ее теперь — он такой комплект точно не оценит.

Леся покраснела и полезла опять рукой.

— Ах, черт, я застряла! — через пару минут «обрадовала» она. А в это время стала открываться дверь в подъезде. Леся дернула пальцы, чудом освободилась и мы взлетели наверх. К слову, когда мы слышали подходивших людей, были вынуждены делать вид, будто ждем лифт, иначе на нас смотрели с громадным подозрением. А затем кататься в этом лифте вместе с жильцами. Это быстро надоело — и мы стали тихо ржать и убегать.

— Проходной двор какой-то, — возмущалась Лесенька.

— Эм-м, а где твое новое кольцо? Ты же сегодня его показывала!

— Бл... блин, там, соскочило.

.

— Круто! Аж целое предложение брака вышло. Но вот что ты хотела сказать прокладкой, он не поймет, — подкалывала я.

— У тебя есть маленький ключик? — с ненавистью глядя на ящик, шипела подружка.

С кем поведешься... Только помешательством рассудка можно было объяснить то, что я дала ей свою связку ключей и позволила тыкать каждым.

— Застрял, — констатировала она.

— Ты... Ты знаешь, кто ты?

Отодвинув свою будущую жертву, я стала трясти замок, пытаюсь сломать нижнюю крышку, откуда должны выпадать письма при открытии ящика. Неожиданный треск, скрежет... Я сама не поняла, как я это сделала, но через секунду в моих руках были все 4 ящика, оторванные от стены!

— Ох... офигеть, — в шоке материлась Леся. — Ну ты монстр. А я тупо стояла и скромно на них смотрела. Звук спускающегося лифта нас подстегнул. — Валим!

Это были незабываемые впечатления — бег на каблуках в темноте по району, с выскальзывающими почтовыми ящиками подмышкой...
На следующий вечер мы их вернули. Как это делали и как в итоге открыли — совсем другая история.
А через пару дней я проходила мимо этого дома.

«ВОВА, ТЫ — КОЗЕЛ!!!» — сообщала надпись на асфальте...


1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *