Пососи, это как конфетка

Сижу как-то в общежитии, считаю цветочки на обоях.
Раз, два, три, четыре... О, на пятом цветочке надпись:
"Люда, ты овца, я ненавижу тебя!"
За что? Чего ему плохого сделала Люда (что за Люда вообще?)? Ох, слава Богу, девушек в комнату к парням не пускают. А то бедная Люда сошла бы с ума.
Так, дальше. Шесть, семь, восемь, девять, десять... Скучно... Еще и экзамен завтра. Важный, серьезный экзамен. Хм... Только вот по какому предмету?
В коридоре Ирка орет Шурику, что она его зарежет, если он еще раз не выключит свет на кухне. Тот, в свою очередь, обещает засадить ее в тюрьму за угрозу. Не удивлюсь, если они сегодня займутся любовью и начнут встречаться...
Нет, надо вылезать из берлоги, медвежонок...
Выхожу из комнаты. На мне шорты. Торс открыт (да-да, пусть девушки полюбуются, какие у меня чудесные ребра). И вот иду я по коридору, этакий дистрофик на прогулке, вдруг слышу за одной дверью такой разговор:
— Ну, заколебал, бери уже!
— Да не хочу я эту гадость! У меня потом во рту мрак, что будет.
— Блин, да что ты как маленький! Я тебе правду говорю: это как конфетка. На, пососи.
Я оторопел... Вот это новости! Голоса-то мужские! Я аж задрожал от волнения. Сейчас открою дверь и такое увижу...
Не, ну больные люди! О таких вещах средь бела дня орут. Ух... Ладно, вперед. Открываю дверь, а там вполне мирная картина: Славик, парнишка, который вместе со мной учится, сидит на стуле и кисло смотрит на пол, а Димка, сосед Антохи, стоит возле окна и гневно взирает на него. Когда я вошел, он метнул на меня злой взгляд и снова уставился на Славку.
— Кхм... Ребят, вы чего тут делаете? — дружелюбно спросил я, скрывая уже немножко притупленное любопытство.
— Лечу этого барана, — раздраженно бросил Дима.
Я усмехнулся и говорю:
— Чем? Сексотерапией?
— Э... Чё? — выдавил Славка
— Через плечо, — я посмотрел на него долгим взглядом, а затем рассмеялся и добавил:
— Пососи, это как конфетка!

Димка посмотрел на меня, как на полудурка, и заявил:
— Вань, ты озабоченный. Я ему леденец «Доктор Мом» давал.
И в знак своей правоты он достал из кармана пачку леденцов для горла.
— Горло у меня болит, — просипел Слава.
Я стыдливо расплылся в улыбке и стоял, как балда, покачиваясь.
Дима ухмыльнулся и сказал:
— Иди, иди, порнушка ходячая.
— Угу, — буркнул я и вышел.
Стыдно было до ужаса. Тем более, что я этого Димку плохо знал. Неудобно как-то... Конфетка... Кошмар.

Автор: «Зайцевость».


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *