Сложное детство, счастливая жизнь. «Я с тобою, только держись» (35)

Алина схватилась за щеку и, замолчав, посмотрела на мужчину.

— Я предупреждал, что лучше тебе с нами сотрудничать, иначе тебе же будет хуже, — прошипел Эдуард. — Ребят, заприте ее на пару дней без еды, тогда она сама захочет разговаривать.

Двое парней приковали Лину к кровати на цепь, чтобы девочка не пыталась как-то выбраться.

— Что же я вам сделала? — дрожащим голосом спросила девушка. — Ведь сказала же я вам, что не знаю ничего. Прошу, отпустите меня.

Но ее никто не слушал, никто ей не отвечал. Алина легла на кровать, свернулась клубочком и заплакала.

Два дня девушка выходила из комнаты только для того, чтобы сходить в уборную. Через эти два дня к ней снова пришел Эдуард с тем же вопросом, который он задавал ранее, но ответить на него Алина все равно не могла. Девчонку били, пытали, но информацию она не выдавала. Только перед сном она брала в руки брелок в виде четырехлистника, который ей подарил брат Лешка, и горько плакала.

— Так больше не может продолжаться, — грубым голосом проговорил мужчина. — Ты так и не скажешь мне ничего?

— Я ведь объяснила вам, каждому из вас, прокричала громко-громко, но вы так и не понимаете, что нужной информацией я не владею. Прошу, оставьте меня в покое, ведь вы уже измучили меня, — говорила Алина медленно, ибо делать ей это было тяжело и больно.

Девушка была слаба. Она понимала, что если никто не придет ей на помощь, то она непременно умрет.

— Ладно, ребят, она права. Мы ее знатно проучили, так давайте сделаем благое дело. Рома! — крикнул мужчина. — Рома, иди сюда!

К Эдуарду подошел Роман и, взглянув на Алину, которая была вся в синяках и избита, не моргнул даже глазом.

— Что-то нужно? — спросил он.

Мужчина ничего не ответил. Улыбнувшись, он протянул юноше пистолет.

— Пристрели ее.

— Что?! — синхронно спросили Алина и Рома.

— Я же русским языком тебе сейчас сказал, чтобы ты пристрелил ее. Она нам больше не нужна. Ты же помнишь, сколько я тебе могу заплатить за то, что ты служишь мне.

Парень взял пистолет, медленно повернулся к девушке, наставив ей дуло прямо к голове.

— Рома, пожалуйста, не делай этого, я тебя прошу. Помнишь, как я тебе все рассказала, как доверилась тебе? Разве нет? — умоляющим голосом просила Лина.

Даже слез у нее не было, ведь она уже все выплакала.

— Извини, ничего личного, — сказал парень.

Раздался выстрел...


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *