День космонавтики 2

Дело было в том, что 12 апреля 2010 года Олечка организовала для нашего класса экскурсию на самую настоящую космическую базу.

— Земля в иллюминаторе, Земля в иллюминаторе... — во весь голос пропел Шурик, проходя мимо модели какой-то миниатюрной ракеты.
Ожидая, что этот человек обязательно что-то учудит и на космической базе, я осторожно отодвинулся от него, и, вроде, все шло хорошо, пока мужчина, проводящий экскурсию, не сообщил, что мы, поделившись на пары, имеем возможность полетать на какой-то новой модели самолета... Естественно, что моментально Шурик подскочил ко мне. © Я тяжело вздохнул и отправился вместе с ним одевать снаряжение. Отступать было некуда...
— Вот бы нам еще дали с парашютом прыгнуть, — мечтательно протянул Шурик, с трудом натягивая на себя форму.
— Да тебя же ветром сразу унесет, — хмыкнул я, оценив дистрофичную фигуру приятеля. — Ладно, жди здесь, я пойду с пилотом поговорю.
Положив на лавочку шлем, который нам велели одеть в обязательном порядке, я вышел из раздевалки, для порядка громко хлопнув дверью.
Пилот сказал, что полет будет длиться около часа, но прыжок с парашютом в него не включен. Ужасно обрадовавшись этому, я вернулся в раздевалку, где, дождавшись Шурика и нацепив на себя шлем, отправился к самолету.
Вскоре мы уже парили в воздухе. Когда самолет поднялся на солидную высоту, я начал ощутимо страдать от жары. Неизменно бесил Шурик, который, выставив в проход ноги, довольно бормотал:
— Кайф...
Да какой тут кайф?! Обстановка явно накалилась. Даже сняв с себя куртку, я ощущал, как по моему лбу струится пот.
— Нифига себе, что это? — вдруг выдавил из себя Шурик, указывая на что-то в сторону моего уха.
— Где? — не понял я и тут же провел себя по виску.
Весь палец моментально покрылся чем-то темным.
— Кровь, что ли? — я тяжело сглотнул.
— Да не, кровь не такая густая. Это больше на мозги похоже...
— А что, от атмосферного давления могут мозги вытекать?! — мне стало по-настоящему страшно.
— Конечно, могут! — авторитетно заявил Шурик.
И мы тут же, дико заорав, бросились в кабину пилота. На крик приятеля: «Шеф, тут у Димана из ушей мозги полезли», мужик отреагировал весьма скептично, однако, увидев меня, начал мгновенно сажать самолет.
Едва мы приземлились, как меня окружили врачи. Ощупав свою голову, я понял, что мозгов вытекло еще больше и жалобно прошептал:
— Шурик, ты был хорошим другом...
Желая хоть как-то облегчить мои страдания, врачи стянули с меня шлем, и тут из-за его подкладки что-то выпало на землю.
— Ой, — сказав это, Шурик попытался незаметно отползти в сторону.
Едва посмотрев на него и на выпавший сверток, я понял: умирать пока рано... Лучше убить этого дегенерата...

Правда оказалась весьма прозаичной и достойной пера лучших драматургов серебряного века. Дело в том, что, когда я выходил из раздевалки поговорить с пилотом, Шурик решил задобрить меня и сунул в подкладку шлема плитку шоколада. Когда мы поднялись наверх, сладость, конечно, начала таять, ну а затем мой туповатый друг, успев позабыть о своем сюрпризе, умудрился принять ее за мозги.
Вы не представляете, как долго ему пришлось от меня бегать. И почему мне так не везет в Дни космонавтики?!

 


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *