Отвергнутый ребёнок

Рассказ "Отвергнутый ребёнок"

Еще находясь в утробе матери, я чувствовал всю неприязнь и ненависть, которую испытывали ко мне мои родственники. Еще до моего рождения все были против меня. Когда я только появился на свет, моя мать даже на руки меня не хотела брать, а уж тем более кормить меня грудью, пока врачи не заставили ее покормить меня и укачать, я просто лежал и орал. Моя мать родила меня только для того, чтобы удержать моего отца, который к тому времени уже собирался уйти к другой женщине, кстати, не единственной, с кем он изменял своей законной жене. Моя бабушка ненавидела меня из-за того, что я ребенок человека, который принес столько горя и бед ее единственной дочери. Мой неразумный отец, едва взглянув на своего новорожденного отпрыска, ушел в другую комнату и, улегшись на диван и включив телевизор, чтобы не слышать моих воплей, захрапел. За два последних месяца, после которых он все-таки ушел из семьи, своим отцовством и вниманием он меня больше не баловал.
А мне так хотелось тепла, заботы и любви, что все время, пока я не спал, я требовал уделить мне время своими криками, больше похожими на мяуканье гулящей кошки. Просыпаясь ночью от голода, и ну того, что под меня кто-то вечно подсовывал мокрую и холодную пеленку, я заходился таким диким писком, что самому становилось себя жалко. А моя мамаша или специально затыкала уши ватой, чтобы не слышать мой ор, или же имела крепкий, здоровый сон, поэтому, прежде чем подойти ко мне, она выдерживала паузу в 8 часов, т. е. с 12 ночи до 8 утра.
Единственным в нашей семейке нормальным был рыжий кот Кузя. Вот кому было хоть какое-то дело до меня. Стоило мне открыть рот, как Кузьма запрыгивал в мою кроватку, и, зло шипя и ворча, как бы ругая мою нерадивую мать, ложился рядом со мной и принимался так усердно урчать, что мне порой казалось, что его урчание заглушает мой истеричный крик. Он, т.е. кот, своим мурлыканием заменял слова лю-
бви, улюлюканье, и даже колыбельную песню. Он даже учил меня переворачиваться со спины на живот, ползать, а затем и ходить, догоняя его пушистый рыжий хвост.
По истечении года жизни, меня спихнули на воспитание няньками в детский сад, где я нашел себе друзей и подруг по несчастью. Все они были старше меня, как минимум на пол года, и чаще всего обижали, отбирая игрушки, но, иногда принимали меня в свою компанию, даря минуты счастья от сознания того, что я все-таки кому-то нужен. Когда я подрос, то начал невольно завидовать своим детсадовским одногруппниками, видя, как любят их родители. Играют в парке, покупают любую понравившуюся игрушку, сладости и т. п... Мне же дарили подарок один раз в год, на мой День рождения, да и то, бросали, словно бродячей собаке, кость. В течении 7 лет моей, никому не нужной и неинтересной, жизни, моим настоящим другом, моей любящей мамой, моей заботливой бабулей был Кузя. Ему я жаловался на развитые коленки, на расквашенный нос, на то, что девчонка из соседней квартиры не обращает на меня внимание, и ходит высоко задрав свой, и без того, курносый нос.
Кузьма слушал меня внимательно, изредка подергивая своим хвостом, как бы возмущаясь вместе со мной, а потом принимался тереться об меня своим носом и мурлыкать, утешая. Он понимал меня, а я понимал его, хоть и разговаривали мы на разных языках. И заглянув в его зеленые глазищами, я всегда видел в них огромную любовь и неспособность на предательство.
И вот он пропал. Говорят, что кошки уходят из дома, чтобы умереть где-то там, где никто их не видит. Ушел и мой Кузька. Когда я понял, что больше никогда не увижу его, я как-будто умер вместе со своим котом. На пустыре, за домами я соорудил небольшой склепик, и воображал, что это место захоронения моего любимого кота, хотя закопана была там какая-то косточка, найденная мной возле мусорных
контейнеров. Но это было не важно. Главное — у меня было место, где я мог сидеть часами и продолжать общаться с душой кота Кузи.

Я взрослел, окончил школу, ВУЗ. Сейчас у меня свой бизнес. Когда я открыл свое дело и у меня появились деньги, моя мамаша вспомнила о моем существовании, и решила наверстать упущенное время, одаривая меня своим слишком уж приторным вниманием. Но эта женщина была мне чужая. Как-будто абсолютно посторонний человек, встретившийся мне по пути на работу. Бабушка моя давно умерла, но на кла-
дбище к ней я ездил лишь один раз, во время ее похорон. На месте Кузиного склепа я поставил и открыл приют для бездомных и брошенных животных в честь и памяти моего самого родного и близкого живого существа.
А неделю назад, возле моего подъезда дома, где я купил себе квартиру, я нашел маленького рыжего котенка с добрыми, умными зелеными глазами. Я назвал его Кузя, и теперь я снова не одинок и кому-то нужен.

 


1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *