Платформа №9 *2

Резкий голос раздался у меня за спиной. От неожиданности я подпрыгнул и обернулся.

— Добрый день. Меня интересует чета Лонг. Вы не в курсе, куда они переехали?

Седовласый мужчина с ружьем, перекинутым через правое плечо, неодобрительно взглянул на меня из-под кустистых бровей и нахмурился.

— Зачем вам семья Лонг?

Рука его осторожно повернула ружье в мою сторону. Я сглотнул и вытянув руки вперед, как бы указывая на то, что я безоружен, быстро затараторил.

— Мне нужно расспросить их о дочери, которая пропала двадцать лет назад. Дело в том, что у меня год назад пропал младший братишка. Точно так же, как и их дочь: таинственно и без каких-либо следов. И мне кажется, что мистер и миссис Лонг смогли бы мне очень помочь, если бы рассказали, что случилось в тот день, и каким образом пропала Ида. Это дало бы мне шанс найти Рона. Ну, или хотя бы, попробовать понять, с чем связаны эти исчезновения и, где найти правду.

Мужчина неодобрительно хмыкнул в густые усы, но ружье убрал, подойдя ко мне ближе.

— А я думал вор. Я уж как пять минут за тобой наблюдаю. Все вдоль да около шатался, смотрю к окнам полез. Я Грэк Бриф. Приглядываю за домом Лонгов.

— Морган Мьен, — я протянул ему руку. Тот с некоторой неохотой пожал ладонь и поправил на плече ружье.

— Лонг переехали к сыну. Уже как с месяц.

— У них есть сын? – я искренне удивился.

— А то. И не один. Ида была их первым ребенком, и как говорила сама Кларисса Лонг: самым любимым, желанным и неповторимым ребенком. После ее пропажи, семья тяжело переживала утрату. Пит сам был не свой. Работу забросил, начал к бутылке прикладываться. На жену частенько руку поднимал, винил ее в том, что разрешила девочке пойти на этот чертов Хэллоуин. Если бы не Кларисса, то возможно, Ида осталась бы жива. Но как бы безутешно не было горе родителей, дочь они так найти и не смогли, точно так же как и виноватых в ее исчезновении. Весь *** был наслышан об этих пропажах людей и ведь на праздник днем с огнем ни кого в городе было не увидеть . Выбирались только самые смелые и отважные. И вот и Ида пропала.

Я внимательно слушал речь Грэка, но у меня сами собой возникали вопросы, которые так и хотели слететь с языка, я не удержался и спросил:

— В городе, на Хэллоуин, насколько я понимаю, был введен комендантский час?

— Так точно.

— Почему же Кларисса отпустила дочку гулять, если знала о том, что случалось ежегодно?

— Девочка, вроде как, поросилась на пять минут постоять возле дома, посмотреть как смелые соседские ребятишки, во дворе пугало сжигали. Вышла и пропала. Миссис Лонг только на пять минут отвлеклась, а девочки уже не стало. Они оббегали всех соседей, все улицы, звали девочку, но бесполезно – она словно испарилась.

— То есть у них даже предположений не было, куда она могла пойти и с кем?

— Да много всяких версий было, и шериф с помощниками их прорабатывали. Искали хоть одну зацепку, которая бы дала шанс найти девочку. Но не нашлось ни единого свидетеля, кто видел бы Иду, а тем более никто не знал где она может находится. Так и спустили это дело на тормозах.

Я огорченно кивнул головой. Скудная информация, данная мистером Брифом, не давала даже почвы для размышлений. Девочка вышла на улицу, мама отвлекалась, ребенок пропал. Все. Дальше было понятно без слов. Никто ничего не видел и не знал – стандартная схема.

— А вы не подскажите, где сейчас проживает чета Лонг? Я бы хотел побеседовать с ними лично.
Мужчина нахмурился сильней и опять стал теребить свое внушающее ружье, тем самым говоря, что бы я уходил отсюда побыстрей и не задавал глупых вопросов.

— Не лезьте не в свое дело, мистер Мьен, — голос его стал прохладным и отдавал сталью. – Я понимаю, у вас горе, и вы всеми силами ищете правду, но у Лонг вы ее не добьетесь. А только сильней растревожите затянувшиеся раны. Кларисса только начала в себя приходить, а Пит пить бросил. Ищите в другом месте ответы — это мой вам совет.

Я понятливо кивнул и попятился спиной к машине. Меня не покидало чувство, что мужчина чего-то не договаривает, но лезть к нему в душу не было нужды. Он все равно ничего больше не скажет. Нужно найти семью Кеч. Может, хоть они что-то знают, ну или, по крайней мере, догадываются о том, что могло случиться много лет назад.

— До свидания, мистер Бриф, — я махнул на прощанье рукой, усаживаясь в машину. Мужчина коротко кивнул головой и провожал меня строгим взглядом, пока я выезжал на дорогу. Странный тип и ружье мне его не понравилось.

Закатные лучи мягко скользили по моему уставшему лицу. Перед глазами стоял образ Рона: его белокурая голова, счастливый смех и озорной взгляд голубых глаз. Эх, братишка, как же мне тебя сейчас не хватает. Дорога уходила на север. Я включил негромко радио, и изредка останавливаясь на обочине, разминая затекшую спину, сравнивал путь по карте. Ехал я в правильном направлении. И оставалось еще тридцать миль. На улице было темно, а по обочинам не было ни одного фонаря. Пару раз мне на пути попадались путники на машинах, которые приветливо мигали мне фарами.

В *** я приехал в одиннадцатом часу. Искать чету Кеч не было смысла. Никто не пустит меня на порог своего дома ночью, а уж тем более не станет делиться о сокровенном. Поэтому до утра я решил переждать в мотеле под названием ***. Взяв ключи на стойке администратора, я прошел в свою шестую комнату, в которой присутствовала кровать, два кресла, тумбочка, холодильник и шкаф. В душевой текла горячая вода. Я обрадованно вступил под теплые струи и попытался смыть дневное напряжение. Перед сном я вновь залез в свой рюкзак и достал оттуда все что осталось от Рона: дневник, его любимый синий самолетик, книга «Путешествие на край Луны», наши совместные фотографии. И белую папку с множественными бумагами, которые я с таким трепетом собирал весь год, надеясь хоть что-то раскопать стоящее. Но это всего лишь были листы! Я с раздражением откинул папку в сторону и обхватил голову руками. Все безуспешно. Зря я все это затеял. Мне не найти Рона. Живым уж точно. По щекам медленно потекли слезы. Я стер их резкими движениями руки и откинулся на кровать, проваливаясь в беспокойное сновидение.

Разбудило меня солнышко и нежная трель соловья. Я тяжело открыл веки и уставился в потолок. Позавтракать решил в местном кафе. Люди в *** были угрюмыми и неразговорчивыми. Я задал пару вопросов официантке, но она мне так и не ответила. Не было даже смысла попытаться разговорить этих людей. После двух чашек крепкого кофе без сахара, я двинулся к машине. На пути к дому семьи Кеч, по моему телу бежала волнительная дрожь, а руки вспотели в предвкушении. Что меня ожидало? Надеюсь, не то, что Кеч съехали куда-то еще, и я останусь с носом, проехав столько миль в этот недружелюбный город.

Чета Кеч проживала в двухэтажном доме в конце северной улицы. Я минуты три стоял перед их порогом, прежде чем решился подняться на террасу. Постучав дверь, я с затаенным страхом стал ждать. Что же произойдет дальше? С той стороны послышались шаркающие шаги, и дверь вскоре отворилась. Передо мной предстала низенькая худенькая женщина с осунувшимся лицом и полностью седыми волосами. По моим подсчетам миссис Кеч должно было быть пятьдесят пять лет, а женщина, что стояла передо мной выглядела на все семьдесят. Я замялся.

— Миссис Эмилия Кеч?

Та утвердительно кивнула, поплотней закутавшись в теплую шаль.

— Именно, сынок. Вы что-то хотели?


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *