Пустая улица. Часть 1

Рассказ "Пустая улица. Часть 1."

 

Пустая улица. Пустые люди рассекают её красоты. Эта мрачность... Эта испарина перед дождем, все куда-то мельтешат, все чем-то заняты, все оживленные. Скорее нет... Парадокс. Пустые люди не могут быть оживленными. Что их вообще интересует? Им нет никакого дела до неё. А я её вижу. Правда, не всегда, но всё же, вижу... Вот и сейчас пытаюсь её тут разглядеть. Она тут появляется время от времени. Но она не открывает своё лицо. Ну вот, первый раскат грома. Эти пустышки начали мельтешить еще больше. Они не замечают меня, но это даже лучше. Какое им до меня дело? Ровно никакого, как и мне до них. Какое им дело до меня...
Люблю эту улицу. Люблю эту мрачность. Люблю этих ворон, которыми тут словно кишит. Но они спокойны... Слишком. В них что-то есть... Они здесь по той же причине, что и я. Их манит пришествие её... Мне кажется, что эти вороны гораздо умнее этой серой массы. Скорее бы начался дождь, чтобы никто не мешал мне любоваться. Любоваться и ждать.
Ну вот, замерцали первые фонари своим тусклым бледным светом. На улице уже почти никого нет. Нет её... Нет даже дождя, хотя небо не перестает разрываться громовыми раскатами. Но я не прекращаю ждать. Фонари засверкали еще сильнее, если язык подымится назвать эту тусклость сверканием. Мерцают... Их блики отражаются в пустых витринах. Пожалуй, скрашу своё ожидание еще одним в какой-то мере более ярким, но более бессмысленным огоньком.
Поднес сигарету к губам, зажег спичку, закурил... Дым проникает в легкие и выходит в свет, забрав с собой частичку жизни, но одновременно и частичку тоски. Дальние фонари начали гаснуть, а те, что ближе ко мне, начали неприятно мерцать более ярким свечением. Я закрыл глаза, сильнее опрокинулся назад на лавке, стиснув губами мою маленькую убийцу. Сколько же хорошего и сколько плохого выносит из меня своим дымом эта мерзость, выходя, исчезая в мерцании фонарей.
Очередной громовой раскат. В эти моменты черное небо становится даже ярче этой тусклой улицы. Хотя... Чему я удивляюсь. Небо даже в самую темную и облачную ночь будет светлее этого места. В нем что-то не так, что-то по-особенному... Здесь есть что-то темное в этих фонарях, в этих витринах, в этой кладке камней, в пустышках, в воронах, во мне... Наверное, именно это её и привлекает. Или может это всё и из-за неё...
Этот пепел... сигарета жертвует собой, сгорает, питаясь частью меня, забирая частичку здоровья и темноты. Это её кара, её судьба.
Возможно, вскоре и я стану таким пеплом.
Ветер... Холодный ноябрьский ветер начал пронзать просторы улицы, пронзая меня своим холодом до души. Не будь моя душа уже такой холодной, я бы замерз. Вечный скиталец, вечный бродяга. Мы с ним чем-то похожи. Но ветер, в отличии от меня, не ждет на месте.
Да, началось. Холодные капли оросили мне лицо, слабый шквал слез начал ударять в эту темную улицу. Я поднял лицо к небу, наслаждаясь слезами неба. В эти моменты я получаю некоторое злорадство... Должно же оно хоть изредка плакать, принимая в себя столько светлых душ. Как жаль, что моя душа уйдет не в небо.

Эйфория... Дым в легких... Я забыл обо всём. Забыл, зачем я здесь, забыл кто я. Я не хотел думать. Я просто слушал, как капли разбиваются о мой плащ, о моё лицо, о камни на дороге, о крыши. Дождь был не проливной, а достаточно спокойный. Но это не помешало мне в нем раствориться.
Но тут моё блаженство прекратил резкий вороний крик прямо у меня над головой. Я открыл глаза и не узнал улицу. В ней ничего не горело. Прекратилось мерцание фонарей, прекратился даже дождь. Единственное, что так и продолжало гореть — огонёк моей сигареты.
Небо же, напротив, изменило свой черный окрас на темно-серый, выделяя тусклый серый свет, который и осветил улицы. Я был в недоумении... Улица была суха, будто никакого дождя и не было. Даже мой плащ был сух. Я взглянул налево, и увидел на вывеске магазина ворону, которая с любопытством глазела на меня. Именно она и прервала мой покой. Но тут я почувствовал, как чья-то рука нежно легла на моё плече. Я робко взглянул направо, и у меня был шок. Это была она... Она... Сидела справа от меня на лавочке. Увидев её, я аж выронил почти дотлевшую сигарету.
Я уставился на неё, не зная что и сказать ей. Она была в черном платье с шикарным небольшим черным шлейфом, шелковым озером раскинувшимся у наших ног. Скромный, но глубокий вырез на груди был украшен черными розами и кружевом. Бледная кожа... Стройная фигура, ладонь с тонкими изящными пальцами всё еще лежала на моем плече. Открытая спина, плечи... Но не лицо. Её голова была наклоне-
на вниз, закрывая длинными черными красивыми волосами лицо.
— Зачем ты ждешь меня?.. — Тихо спросила она.
— Я... Я часто вижу тебя... Но никто никогда тебя не замечает. Такая таинственная... Меня это манит... У тебя... Такой красивый голос... - Нервничая ответил я.
— Ты... Ты меня увидел.
— Не совсем... Я не видел твоего лица.
— Ты и не должен...
— Но почему? Позволь взглянуть мне... Я ведь так долго ждал тебя!
— Мне нужно идти...
Она убрала руку с моего плеча, поднялась и сделала пару шагов в сторону от меня, но я тут же вскочил за ней, схватил за руку чуть
выше локтя и резко обернул. Она тихонько вскрикнула и сказала:
— Что... Что ты делаешь? Пожалуйста... Отпусти...
— Я должен увидеть тебя! Прошу!
— Нет... Отпусти...
Я не стал её слушать. Я взял её за прядь волос челки и отодвинул вправо, за ушко, освободив её лицо. Она была прекрасна... Это был самый незабываемый момент в моей жизни. Большие карие яркие глаза с черными тенями на веках, длинные ресницы, короткий красивый носик, пухлые губы в черной губной помаде. Но тут же её глаза наполнились ужасом и стремительно начали выкатываться слезы, черные слезы... Потекшая косметика... Я был в остолбенении от её красоты, от того, что у меня сбылась мечта. Но она тут же прильнула ко мне, обняла меня, положила голову на плече и начала громко плакать.
— Зачем... зачем, — всхлипывая сквозь слезы говорила она.
— Ты... Ты прекрасна... — Изумленно ответил я, прижал её к себе и начал ласково гладить ей спинку...
— Ты... Зачем ты это сделал... Я... Я знала, что ты наблюдаешь! Знала, что ты меня ждешь! Но я не могла... Не хотела... Мне нельзя... Тебе не следовало это делать! Мне не следовало приходить, не следовало тебя брать сюда... Меня тоже к тебе манило, но мне... Мне нельзя...
— Ну это уже не важно... Главное, что мы встретились, — слегка улыбнувшись сказал я.
— Нет!!! Нет! Ты не понимаешь!
Она еще крепче обхватила меня руками и начала громко реветь. Я был напуган, но впервые в жизни счастлив.
— Ну чего ты... Ну перестань, пожалуйста... — Я начал одной рукой зарываться в её волосы и нежно гладить голову, другой я продолжал гладить её изящную спинку. Но тут она резко положила ладони мне на плечи, сделала шаг назад и сказала:
— Возьми меня за руку...
Её лицо было заплаканным, в потекшей туши. Глаза немного покраснели от слез. Я взял её за руку, она повернулась и начала быстро идти по улице, ведя меня за собой.
— Куда мы идем?- Спросил я, но она молчала в ответ, лишь немного всхлипывала от слез. — Где мы вообще? Почему улицы пустые?
Она, рыдая, быстро вела меня за собой. Мы свернули в темный переулок, звуки наших шагов эхом разбивались об стены. Затем мы повернули направо, и в конце переулка я увидел темную дверь, рядом с которой стоял крупный мужчина высокого роста, в черном плаще и капюшоне, закрывающим его лицо. Мы дошли до него и остановились. Незнакомец повернул голову к моей спутнице и молча кивнул. Моя
спутница, рыдая, молча кивнула в ответ и обернулась ко мне. Из-за двери доносилась приглушенная музыка.
— Мы сейчас войдем... Но... Ничего не говори... Ничего не спрашивай... Просто не отпускай мою руку и молча иди за мной, верь мне... — Сдавленно, сквозь слезы промолвила она. Я ничего не понимал, почему она плачет, где мы, что вообще происходит. Но я послушно кивнул в ответ.

Автор: JosephKerr

 

Продолжение рассказа «Пустая улица»


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *